Почему креста на мне нет

Иногда спрашивают. И я, признаюсь, не могу сразу дать вразумительного ответа на этот невразумительный вопрос. Здесь и сейчас делаю попытку внести ясность. И в другой раз в разговоре не отшучиваться и не разводить демагогию. А также, по возможности, не задевать чувств верующих — верующие такие чувствительные, ей богу. Особо чувствительных прошу дальше не читать. Благословите меня в моих заблуждениях и шлите меня с гордостью туда, где наша жизнь взяла своё начало.

Много думаю о вопросах религии и веры, но эти размышления не нужны никому, кроме меня. Люди хотят услышать признание, что я поклоняюсь тёмным силам — испытать шок. Либо узнать, чем я лучше их — подавить на свою нарциссическую мозоль. Либо узнать, что я хуже их (боюсь, сомневаюсь, заблуждаюсь) — поласкать свою нарциссическую точку джи. Почти в любом случае под маской любопытства и заботы обо мне скрывается корыстный интерес доброго христианина.

За исключением фанатиков — они уже и сами забыли, в чём их интерес. Их глаза слезятся от яркого света грядущего светлого будущего для тех, кто спасён. Есть запрещённый приём охоты на животных — ослепление ярким светом. Почему-то при охоте на людей этот приём никто не критикует. Напротив, чем ярче твой фонарь, тем солидней общественное положение. Под лучом прожектора я рефлекторно прикрываю глаза рукой и стремлюсь обойти, посмотреть, кто и зачем светит. Этот мой интерес по церковным канонам называют вкушением плода с древа познания, грехопадением с последующим изгнанием из рая. А если я изгнан из рая, но мне хорошо живётся, то я — мелкий бес, прислужник князя тьмы.

Такова православная логика, и объяснить тут ничего не получится. На любое вольнодумство есть у христианина железный аргумент, авторство которого приписано самому Христу: «если ты не с нами, то ты против нас». Есть такой анекдот, когда гениальный учёный сказал: «Если мои слова вырвать из контекста, то я могу оказаться идиотом». На следующий день газетные заголовки пестрели: «Гениальный учёный признал, что он может оказаться идиотом». Так же и слова Христа давным давно вырваны из контекста, десять раз переведены и вставлены во всевозможные контексты современников. Сомневаюсь, что Христос мог быть против кого-то из людей, учитывая его нечеловеческую толерантность и жертвенность. А если человек выше того, чтобы быть против кого-то, то другие люди недостаточно высоки, чтобы быть против него. Вот и я не могу, физически и морально не могу быть против великого. Я — ничто, по сравнению верой, возраст который измеряется тысячелетиями. Моя жизнь — песчинка в пустыне, по которой странствовал Моисей. Но что толку от этих слов христианину. Он скажет: «Воу, погоди! Раз ты не против, почему креста на тебе нет? Сложно покреститься что ли, быть как все нормальные люди?»

Я понял, чего вам от меня надо, дорогие христиане, — чтобы я был как все нормальные люди. Осталось разобраться, что нужно мне. А мне этого не нужно, что вы предлагаете. Принимая крещение, я стану ближе не к богу, а к пастве. Не могу признать, что меня радует перспектива держаться в стаде, которое боится волков и восхваляет пастуха, закрывая глаза на то, что пастух съедает гораздо больше овец, чем волки. Надо посвятить свою жизнь пастуху, потому что иначе в жизни смысла нет. Я либо ещё недостаточно близок к пониманию такого смысла жизни, либо уже безвозвратно от этого далёк.

Итак, политкорректный ответ на сабж: в данный момент жизни мне это не интересно. И на уточняющие вопросы верующих отвечать тоже не интересно.

Запись опубликована в рубрике Размышлизмы с метками . Короткая ссылка для добавления в закладки: Почему креста на мне нет.

7 Responses

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Иногда ваш комментарий может не отобразиться сразу после публикации - будто пропал. Не волнуйтесь, он не пропадёт и появится потом, после моего одобрения.